Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:30 

Ms. D.
Цикл: Истории, которые не любят вспоминать в Цитадели
Название: Мертвые мечты мертвых камней
Авторы Идальга & D.
Пейринг: Сантьяга, Ярга
Рейтинг: G
Жанр: drama
Саммари можно ли собрать из осколков целое?
Предупреждение: Странная местность: Оглядеться
Предупреждение №2: После "Паутины", спойлеры "Головокружение"


Одинокая фигура в черном застыла на самом краю обрыва почти в три тысячи футов. Тонкая полоска из угольно черного мертвого камня и белые облака, словно море из молока, растекающиеся под ногами. Вершина Мира. Его край. А внизу – бездна. И ветер, бросающий в лицо рваные клочья, то ли облаков под ногами, то ли тумана, который обосновался на плато.
Он, как и разы до этого, построил портал к самому подножью плато, чтобы, как велела древняя традиция, пройти пешком к его вершине. К Крыше Мира. К осколкам этой крыши. Разбитому в дребезги единому целому. К тому, что превратилось в остатки нагорья, растянутое волной землетрясений на тысячу миль. Отвесные каменные громадины, возвышающиеся среди раскинувшихся вокруг тропических лесов. Суровые и неприступные. Он знал, куда нужно идти. Он помнил.
По узкой каменистой тропе, между черных причудливых камней, сквозь несколько образовавшихся после катаклизма водопадов. Вверх. Сквозь, поселившийся здесь туман. Вверх – к мертвой вершине мира. Вверх – к тому, о чем он помнил из снов.
Сюда можно было приходить только в черном – древние камни не терпели других цветов. Он приходил в черном. Не мог по другому. Не хотел.
Он отдавал дань.
И стоя сейчас на черных камнях северного края одного из осколков древнего плато, Сантьяга, комиссар Темного двора, задавал себе единственный вопрос: можно ли собрать из осколков целое?
Вопрос терзал его многие тысячи лет. Вопрос вгрызался в него, рвал на части, проникал так глубоко, что он сам не знал, что в нем есть такая глубина. Вопрос не находил ответа. Вопрос находил множество вариантов – но ни единого верного ответа.
Можно ли собрать из осколков целое? – задавал он себе вопрос, когда чуды пришли в Тайный Город. И отвечал, что можно. Целое будет собрано. Целое будет собрано им.
Можно ли собрать из осколков целое? – задавал он вопрос, терзаясь отголосками снов и своим падением, словно отсюда – с края черного утеса в молочно белые облака, когда осознал, насколько тщеславен он был, послушав речи женщины, оказавшейся дайкини. Обведший его вокруг пальца. И тогда он впервые не знал ответа.
Можно ли собрать из осколков целое? – вновь задал он себе вопрос, когда подвернулся шанс. Шанс все вернуть. Шанс сделать сны реальностью. Не просто чужими снами. Все складывалось как нельзя лучше. Человские колдуны, зависимые от Колодца Дождей и масаны. Они все сделают за него. Семья в стороне. Семья ни при чем. Чтобы в первый же представившийся момент показать всем, кто на самом деле правит этим миром. Кто достоин. Как достойны черные камни, у него под ногами. Потому что Цитадель должна находиться здесь. На вершине мира.
- Можно ли собрать из осколков целое? – вслух произнес он, стоя на краю вершины мира и подставляя лицо рваным клочьям тумана.
- Что ты хочешь собрать, если не видел целого?
Сантьяга тогда не обернулся, просто почувствовал, что в нескольких десятках футов от него стоит Князь. Продолжая смотреть на молочное море под ногами, комиссар Темного Двора произнес:
- Я видел. Я видел ваши сны. Помните, вы отдали мне свои сны, чтобы они не терзали вас. Так что я видел. Я видел как вы.. как я, - Сантьяга очень твердо произнес это «я», признавая свое право, - Восходил к Цитадели, и все в Уратае склоняли голову, видя меня. Я помню, как прекрасен был Уратай.. я помню Цитадель. Помню, как облака плывут под ногами. Помню, как много было Стрел Тьмы, помню, все совершенные ошибки. И я знал, как можно было их исправить! Я помню, как мы уходили из столицы. Не видел, но помню. Помню, но не видел. Вы довольны, Князь? Вы очень удачно избавились от снов…
- Я знаю, о чем ты думаешь. Мы должны попытаться.
Сантьяга резко обернулся, вперившись взглядом в Князя:
- Как вы меня нашли?
- Я отдал сны, но не память. Я помню. И я бы также как и ты пришел сюда.
- Зачем? – почти прошептал Сантьяга, уже зная ответ.
- Чтобы принять решение, - проскрипел Князь, и ответил на незаданный вопрос - Мы должны попытаться.
Они попытались. И у них почти получилось. Почти. Обычно почти не считается. А потом случилась Инквизиция.
-Как сохранить целое? – первый раз он задавал себе этот вопрос. Как не сделать целое осколками? Этот вопрос никогда не стоял перед ним до этого.
Сантьяга не пошел как обычно к северному краю, замер посреди плато. Среди черных каменных фигур, среди небольших озер, дном которых был горный хрусталь. Среди камня и ветра.
Он стоял среди мертвой воды и мертвых камней. Воды, которая где то в трех тысячах футах внизу дает жизнь, и камней, которые живыми могут стать только если дать им шанс.
Вдали, скрытые туманом возвышались другие осколки бывшие единым целым…
- Можно ли собрать из осколков целое? – голос заставил Сантьягу обернуться. Он почувствовал чужое присутствие сразу же, даже за несколько минут до этого. Он знал что тот, другой придет. Знал и все равно пошел вот так. Один. Потому что тот другой тоже знал, что он будет один. Но заклинание все равно уже было готово сорваться с губ, хотя чужой был спокоен и миролюбив. Чужой, которого Сантьяга ненавидел. Но он просто обернулся, встречаясь с чужим взглядом.
- Зачем ты пришел? – Сантьяга сверлил взглядом Первого Князя, который расположился на ближайшем камне, вольготно и открыто.
- Зачем сюда приходишь ты? Ты не мог видеть Уратая, аватара. И зачем ты спрашиваешь, почему я здесь? Может из любопытства посмотреть на тебя… может посмотреть на ваши развалины, - протянул Ярга и усмехнулся. – Тебе не любопытно увидеть меня?
- Я прихожу, потому что я помню Уратай, и видел как Навь правила Землей, - Сантьяга пристально смотрел на Яргу, едва сдерживаясь, - И я видел тебя. Видел портрет, который нарисовал Наарга, - уже холодно закончил он. Комиссар Темного двора умел быстро брать себя в руки.
- Сны.. ты видел сны, не более того, - Ярга насмешливо смотрел на нава, - Портрет… Ты видел хоть что-то настоящее, аватара?
Сантьяга усмехнулся презрительно:
- У нас остались хотя бы развалины. Ты же не создал ничего, куда бы ты мог приходить. Чтобы любоваться хотя бы на развалины, - жестко закончил комиссар.
Ярга вздернул верхнюю губу. Будто в оскале. Сантьяга отметил, что он стал в этот момент похож на Схинки. Схинки. Ярга. Похож. Крайне интересно. Комиссар лучезарно улыбнулся:
- А как поживает твое неудачно слепленное подобие? В конце нашего разговора он был несколько молчалив, - и понял, что фраза достигла цели. Он угадал.
- А как будешь поживать ты, аватара? Встретившись со мной. Будешь ли ты уверен, что обратно вернулся ты, а не моя кукла? – в глубине черных зрачков бушевал пожар, который мог заставить склонить голову любого. Любого. Но не Сантьягу, который уставился на Первого Князя, не отводя глаз, не прерывая зрительного контакта. И в глазах иерарха Нави пылал черный, клубящийся лед.
- Можно ли сложить из осколков целое? – прошипел Сантьяга, и взгляд его был черен, как сама Тьма, глаза без белков: лишь черный густой туман. Затягивающий и пугающий, - Я не знаю ответа. Но я знаю ответ на другой вопрос: как сохранить целое.
Ярга подался вперед:
- Мы могли бы вновь захватить этот мир: я и ты.
Сантьяга наоборот отступил и очень холодно обрубил:
- Меня нет. Есть Навь. И Навь сказала свое слово много тысяч лет назад.
Взгляды встретились. Взгляды говорили друг другу одно и то же.
Столько ненависти пылало в этих взглядах, что если бы взгляды могли убивать, то оба нава лежали бы среди черных мертвых камнем бездыханными.
Но взгляды убивать не могли.
Каждый из них примеривался и каждый не находил брешь в защите противника. Каждый из них знал, что встреча не была последней. Каждый из них понимал, что последней будет следующая встреча. Которая обязательно будет, потому что оба видели черную нить вероятности. К которой оба подготовятся. Которая действительно станет последней.
Потому что портал домой по окончанию встречи построит только один.
Никто из них не отводил взгляда, пока рядом, в десяти шагах совершенно неожиданно не вскрикнула птица. Оба нава вздрогнули, глянули на комок перьев, что решил перебить безмолвный спор.
А когда Сантьяга снова посмотрел на Яргу - Первого Князя уже не было. Он ушел - своим хитрым порталом, который даже комиссар не почувствовал. Уже знал технологию. Но все равно не почувствовал. И не смог проследить. Не смог уничтожить.. Ярга не сдался, как могло бы показаться на первый взгляд, а изящно показал, что теперь и Сантьяга может быть свободен.
Нав глубоко вздохнул, разглядывая мертвые черные камни, и снова спросил себя:
Можно ли собрать из осколков целое?
Как целое сохранить?

@темы: Истории, которые не любят вспоминать в Цитадели, джен, навы

URL
Комментарии
2012-01-22 в 22:03 

Tashka_
Вы никогда не пробовали убить кирпич морально? Попробуйте. Вас это многому научит.(c) - Е.Лукин
Какая картина открывается - разговор этих двоих на огромном пустом плато, на вершине мира, На обломках....
Впереди еще один разговор - последний. Но уже очень хорошо понятно, что один их двух не сможет не собрать из осколков целое, ни сохранить его.
И потому уйти придется - ему.
:white:

2012-01-22 в 22:13 

Ms. D.
Tashka_, Или обоим....

URL
2012-01-22 в 22:15 

Tashka_
Вы никогда не пробовали убить кирпич морально? Попробуйте. Вас это многому научит.(c) - Е.Лукин
Ms. D., я предпочитаю видеть дальнейшее, как мне удобней))) Пока оно еще не описано))

2012-01-23 в 00:15 

Mrs. D.
запятые? не, не слышал
Tashka_, Описать побыстрее? *вежливо*

   

Хранилище №

главная