Ms. D.
Название: Пусть живет
Автор: Mrs. D.
Бета: fandom Tainyi Gorod 2013
Размер: драббл, 643 слова
Пейринг/Персонажи: Бога, НМП-масан
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: R
Краткое содержание: Бога ищет политику, а находит идеологию
Примечание/Предупреждения: смерть персонажа, графическое описание насилия, попытка каннибализма. Таймлайн: средние века, после заключения Договора с человской церковью.

— Где скрываются остальные мятежники?
Молчание.
Зазубренные края ножа из навской стали терзают бледную грудь.
Разорванная ножом плоть набухает красными каплями, которые стекают вниз, раскрашивая слишком светлую кожу причудливым рисунком.
Короткий злой стон, и снова наступает тишина.
— Где скрываются остальные мятежники?
Нож снова касается распластанного обнаженного тела.
Бабочка, нанизанная на иглу, вот что это напоминает.
Бога мог бы придумать еще несколько сравнений, но это кажется ему наиболее правильным.
Возможно, следовало бы воспользоваться «Иглой инквизитора», но масан и так ничего не знает. Да и Бога здесь не для того, чтобы выяснять, где находятся укрытия Саббат во Франции, — он знает это и так, они уничтожили их все несколько дней назад.
— Мне надоела тишина, — говорит он, подцепляет зазубренным лезвием краешек надрезанной кожи и медленно тянет на себя.
Кожа отходит от мяса неохотно, и Бога помогает себе ножом.
Помещение наполняется криком: он напоминает то рык, то визг. А потом снова наступает тишина.
Бога отрывает содранную полосу кожи и бросает ее прямо на лицо распластанному перед ним масану. Ошметок плоти, еще сочащийся кровью, сползает на стол, на котором лежит масан, оставляя за собой красно-розовый след.
В воздухе звенит кровь — даже Бога чувствует этот жадный звон.
Масан дрожит, бьется в своих путах, скалится на своего мучителя прорезавшимися иглами.
— Где скрываются мятежники?
Масан тяжело дышит, зрачки полыхают красным, как во время охоты, а руки помимо его воли сжимаются в кулаки. Пройдет еще немного времени, кровь опьянит его окончательно, и тогда он начнет пожирать себя, все части своего тела, до которых сможет дотянуться. Бога умеет ждать.
Масан изгибается, поворачивает голову и вцепляется в свое плечо, по его телу проходит почти ощутимая волна возбуждения.
Бога хватает масана за подбородок, заставляя оторваться от собственной плоти, и зажимает рот ладонью.
Масан вырывается, но Бога намного сильнее.
Запах крови почти осязаем в полутемном помещении.
Масан, уже не контролируя себя, впивается Боге в ладонь, тут же закашливается и мотает головой.
Бога усмехается и продолжает зажимать ему рот.
Пленник конвульсивно дергается в панике, еще не затуманенной Жаждой частью сознания понимая, что вместе с каждой каплей навской крови смерть все ближе к нему.
Никто не хочет умирать, что бы он там ни говорил.
Масан делает над собой усилие, зло сощуривает глаза и снова присасывается к ладони нава.
И тогда Бога отдергивает руку.
Масан почти визжит:
— Сука! — Тело уже не подвластно ему, проснувшаяся Жажда сводит его с ума.
Бога молчит.
— Вам не добраться до моих братьев!
Масан выгибается так, что хрустят суставы.
Бога продолжает молчать, даже не смотрит на пленника, разглядывая, как на ладони затягивается след от укуса.
— Вам не уничтожить нас, мы будем свободны и едины!
— Я уничтожу тебя, это уже что-то. Но сначала ты скажешь мне, где скрываются остальные мятежники.
Бога сам чувствует возбуждение: от того, что так интересующий его ответ близко, совсем близко, в секунде, в одной фразе, в одном стоне. Он должен, наконец, понять, что заставляет мятежников сражаться за политику кардиналов так отчаянно, будто они защищают собственных детей.
— Идеи живут, пока за них умирают, нав.
Бога слишком поздно понимает, что что-то не так.
Он делает шаг вперед и хватает пленника за подбородок. Масан открывает рот, полный крови, и выплевывает собственный язык. Он жадно глотает кровь и расцветает в блаженной улыбке. В красных зрачках пляшет охватившее его безумие.
— Идея...
Бога говорит скорее для себя, чем для почти уже трупа перед ним. Он обхватывает пальцами шею масана и шепчет ему:
— Ты умрешь за нее. За свою мертвую идею. Пусть живет.
Слышится хруст костей.

В отчете для Сантьяги Бога напишет: "Поход очищения во Франции прошел удовлетворительно: разрушено шесть убежищ, уничтожено сто тридцать два мятежника, в том числе три епископа. На территории Франции остались только слабые разрозненные группы масанов, не представляющие угрозы".
А потом допишет в самом низу: "Проблема Саббат вышла за рамки политических разногласий кардиналов и Великих Домов. Лидеры Саббат смогли превратить свои политические цели в идеологию, что значительно снижает вероятность скорого завершения конфликта".

@темы: навы, а потом все умерли, а я в клинику лег на лечение, на 8 лет, angst